casino onlinecasino tropezcasino pokercasinobest poker casinoflash online casinoGVc casinoroulette casinoc-planet casinocasinos tipкупить фотоаппарат в киевескачать клипартблогибухгалтериясалон красоты

Меню

Главная

Новости

Обзор

Джованни Бокаччо

Витторио Алфьери

Пьетро Аретино

Людовико Ариосто

Габриеле Д’Аннунцио

Грация Деледда

Бернардо Довизи

Дарио Фо

Карло Голдони

Курцио Малапарте

Марио Мьели

Пьер Паоло Пасолини

Луиджи Пиранделло

Алессандро Верри

Эдуардо де Филиппо

Карло Гоцци

Пьетро Метастазио

Пьетро Косса

Данте Алигьери

П. Торелли

Джованни Верга

Триссино Джанджорджо

Алессандро Барикко

Звево Итало

Курцио Малапарте

Бернардо Бертолуччи

Хуан Родольфо Вилькок

Триссино

Николо Макиавелли

Дино Буццати


Погода в столице Италии
GISMETEO.RU: погода в г. Рим

Чтобы ставить комедию, нужна боль в душе

По-русски Паоло говорит так, будто родился и вырос в России. Но он — римлянин и не упустит отметить, что римлянин в седьмом поколении.
Паоло Ланди вообще-то говорит на нескольких языках, а русским овладел за те восемнадцать лет, что творчески связан с Россией. Последнее время получается так, что месяца три—четыре в году синьор Ланди проводит у нас, причем работая в самых разных городах.

С телекамерой по планете
Начнем с того, что Паоло Эмилио Ланди — тележурналист. Он снимает для Государственного итальянского телевидения документальные фильмы. Причем, как можно понять из его объяснений, это авторское телевидение, где журналист не только автор идеи, текста, интервьюер, но и оператор, и режиссер.
Он сам выбирает интересные для себя и, как он предполагает, зрителям темы и подает их так, как считает нужным.
Несколько работ связаны с Россией. Например, он автор фильма о патриархе Русской православной церкви Алексии II, сделанном лет десять назад.
— Мы снимали патриарха, — рассказывает Ланди, — полдня, беседовали, он пригласил нас в храм, где вел службу. Это было, конечно, очень интересно. Мне нравится в телевидении, что ты можешь событие или человека, о котором рассказываешь, максимально приблизить к людям. А еще мне самому нравится возможность встреч с необычными людьми, я сам многое узнаю и начинаю, надеюсь, глубже понимать жизнь.
— А какие еще интересные люди стали героями ваших телефильмов?
— Ну, например, писатели, нобелевские лауреаты. Это Эскивель, арянтинский писатель, получивший Нобелевскую премию мира, Сарамагу — португальский писатель, удивительный человек, которого я обожаю, и Дарио Фо — замечательный драматург. Но я снимаю и на политические темы, например, во многих горячих точках: в Руанде, Белграде, Албании, Индонезии, Эфиопии… Полтора года назад снимал в Судане: джунгли, война…
— Почему тянет в горячие точки?
— Когда смотришь такие вещи: гибнущие люди, в том числе дети, осознаешь трагичность мира. Я понимаю, почему говорят, что у меня неплохо получаются комедии: для комедии нужен страх, нужна боль. Откуда это в комедии? Но если не будет ощущения боли, может получиться просто анекдот… Для меня это закон. Моя жизнь сложилась так, что полгода я занимаюсь телевидением, полгода — ставлю спектакли в театрах. Я вообще по натуре любопытный.

В поисках репертуарного театра
Наша газета уже сообщала, что Паоло Эмилио Ланди в эти дни работает в Челябинском драматическом театре имени Наума Орлова, ставит комедию итальянского классика Эдуардо Скарпетты «Беднота и знать».
— Это моя девятнадцатая постановка, поставленный в Советском Союзе и позднее — на постсоветском пространстве, — говорит Паоло.
— Вы ставили спектакли на сценах США, Германии, Франции, Латвии, Литвы и, естественно, в Италии. Что побуждает вас так много работать в России? Омск, Самара, Саратов, Уфа, русские театры Риги и Вильнюса…
— Чтобы спектакль получился, нужен хороший театр, хорошая труппа, хорошие артисты.
— Ну уж, Италия — традиционно театральная страна, а об артистах и говорить нечего…
— В Италии нет репертуарных театров.
— Подождите, но постоянно работающие театры есть…
— Есть государственные театры. Но они работают по иному принципу: ставится спектакль и эксплуатируется изо дня в день, пока на него есть спрос. А репертуарных театров, где артисты постоянно поддерживали бы профессиональную форму и шлифовали ее, играя разные роли в спектаклях разных жанров, нет. Это пока сохранилось в России. И еще меня настораживает, что уже давно у нас репертуар диктует касса, а это плохо влияет на художественный уровень постановок.
— Ну, у нас этого тоже много и становится все больше. Вы ставите, в основном, итальянскую драматургию?
— Конечно, от итальянца чаще всего ждут именно постановки пьес итальянских драматургов. Но первым моим спектаклем в России была «Лысая певица» Ионеско, ставил я «Мнимого больного» Мольера в Омске. А вообще я ставил и Уильямса, и Стоппарда… Причем в США.
Надо сказать, что положение театров нашей страны и Балтии итальянский режиссер знает хорошо. Я спрашивала синьора Ланди о состоянии театров Омска, Саратова, Самары, Вильнюса, Риги, спектакли которых мне довелось видеть в разные годы, и он говорил на эту тему с явным удовольствием, давая весьма точные характеристики тому, что он наблюдал там во время работы.
Я спросила режиссера, какой театр он предпочитает: постановочный или психологический.
— Тот, в котором проявляются судьбы и характеры людей. Мне интересно, когда я работаю с артистами. Но ведь я ставил и Ионеско, а это уж совсем далеко от комедии дель арте. Приемы зависят от драматургии.

В переводе с неаполитанского
А теперь — о спектакле, над которым Паоло Эмилио Ланди работает в Челябинске.
Эдуардо Скарпетта — не просто классик итальянской драматургии, он реформатор театра, его неаполитанской ветви. Живший во второй половине девятнадцатого века и первой четверти двадцатого, он приближал традиционный театр масок к реалистическому. Так, например, созданный им персонаж, переходящий из пьесы в пьесу Дон Феличе — явное продолжение традиционной маски Пульчинеллы и так далее.
— Скарпетта — отец и предшественник Эдуардо де Филлипо. Он писал на неаполитанском наречии, как было положено в то время, являлся одновременно драматургом, переводчиком, подгоняющим пьесы европейских авторов под традиции неаполитанского театра, режиссером, актером. Пьесе «Беднота и знать» сто двадцать лет, она о семье. Это мело-драма, в ней смешано и комическое, и трагическое. А там, где трагикомедия, я нахожу наиболее интересную основу для создания спектакля. Кроме того, есть творческая задача: неаполитанский диалект теряется в переводе, но сохранить присущий ему колорит необходимо.
— С вами вместе работает художник-постановщик Санти Миньеко?
— Ну так обычно бывает: драматург, режиссер, художник — единое целое. Мы с Санти Миньеко обычно работаем вместе. И на этот раз тоже.

Премьера пьесы Скарпетты, которая здесь будет называться «Голодранцы — аристократы», намечена на 27 и 28 февраля.
Посмотрим, что получится.
А куда после окончания работы в Челябинске Паоло направляют его многосторонние интересы? Вопрос не праздный, ведь, кроме тележурналистики, он еще и профессор университета в Ричмонде (штат Вирджиния, США).
— Что вы преподаете?
— Тележурналистику, театральную режиссуру… А после Челябинска путь мой таков: сначала Рим, потом Лондон, потом ставить в Вильнюсе, потом в Уфе, Саратове…

 

Источник
http://www.up74.ru/rubricks/kultura/2009/fevral/chtoby_stavit_komediju_nuzhna_bol_v_dushe.html

Поиск


Календарь
Месяц - Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31




Индекс цитирования (тИЦ)





статистика



 

http://dramaturgo.ru (c) - 2007, пишите нам: webmaster@dramaturgo.ru